renardetraisin (renardetraisin) wrote,
renardetraisin
renardetraisin

Categories:

Церковь и культура

В текущем 2021 году можно отметить ТРИДЦАТИЛЕТИЕ церковного возрождения в России.
На сегодняшний день выросло целое поколение, не знакомое с советской реальностью, и с теми идеалами, которыми жила Русская Православная Церковь в годы "строительства коммунизма".
Вероятно, стоит как-то проанализировать прошедшие годы, оценить достижения, учесть ошибки и промахи. Хотя никто, как ни странно не спешит это делать...

Началом реставрации разрушенных за годы советской власти храмов стало возвращение Церкви в 1983 году Московского Свято-Данилова монастыря, где сразу наметились две радикально противоположные позиции участников процесса восстановления:


  • с одной стороны оказались представители духовенства и православные художники/реставраторы,

  • с другой - светские "любители старины" (архитекторы и искусствоведы).

Каждая из сторон имела четкую концепцию "возрождения церковного искусства".
Православные (и духовенство, и миряне) представляли себе церковное благоукрашение как возврат к идеалам Стоглава, ко временам "Золотого века" иконописи Андрея Рублева и Дионисия. Самым обидным для них было слово "новодел" - они старались сделать все возможное, чтобы соответствовать лучшим образцам древнерусского искусства.
Эту концепцию удалось реализовать в храме Семи Вселенских соборов Данилова монастыря, силами о.Зинона, о.Ипатия, о.Вячеслава Савиных, Александра Соколова, Ирины Васильевны Ватагиной и многих других ревнителей древнерусского искусства. Здесь было полное взаимопонимание заинтересованного духовенства и мирян.

В противовес этой концепции светские архитекторы и художники государственных реставрационных мастерских выставили теорию "аутентизма", т.е. буквального, абсолютно точного восстановления разрушенных объектов в первозданном виде, каким бы он ни был.
Они взялись за Троицкий собор, чьи чертежи и фотографии бережно хранились в советских архивах, поскольку авторство проекта принадлежало знаменитому архитектору Осипу Бове.
Православные были в шоке - можно ли будет молиться на эту новую академическую живопись второсортного исполнения силами неверующих ремесленников? Это уже точно - чистый "новодел"...


Основные события, объекты и тенденции этого процесса можно схематично представить в виде пиктограмм, "язык" которых современному человеку бывает понятнее длинных текстов.

Следующим этапом стал первый после 1917 года объект нового церковного строительства - храм вмч. Георгия на Поклонной горе. В 1992 году прошел конкурс на его проект. Победителем был назначен архитектор А. Полянский (1928-1993), один из ведущих архитекторов эпохи строительства коммунизма(!).
Поэтому для многих специалистов и обывателей казалось странным, что проект именно этого автора был принят для создания столь важной религиозной святыни.

Это был первый опыт модернизма в храмостроении, очевидно - не слишком удачный. Духовенство, как основной пользователь, не воспринимало эту постройку всерьез.
Поэтому до 2013 г. не было продолжения подобных экспериментов.
(Итоги конкурсов на проект православного храма 2013 и 2020 гг. можно посмотреть здесь).




С точки зрения любителей старины и традиций Православия этот храм в 90-е годы казался уродливым обрубком прежнего величия церковной архитектуры. Только иконостас в интерьере помогал верующим ощутить себя в православном храме.
Но, все познается в сравнении...
За четверть века глаз наблюдателя "замылился", стало понятно, что советская архитектурная школа была не столь агрессивна, как нынешняя. И черные "зубы дракона", выросшие через 25 лет по соседству с этим храмом, показали наглядно, что даже в столь покалеченном виде древнерусская традиция все еще "работает" ориентиром.



Следующим звеном в цепи событий стало восстановление храма Христа Спасителя.
Уже в 1990-е гг. - как только началась перестройка - заговорили о том, что было бы неплохо заменить открытый бассейн прямо рядом с Кремлем - на храм-памятник русской Победы 1812 г.

С 1990-го по 1994-й год шли общественные слушания - не восстановить ли Храм Христа Спасителя в том же виде, в тех же габаритах и внешнем облике, каким он был до разрушения? Об этом рассуждали в газетах, спорили в архитектурном сообществе. Было много сторонников как «за», так и «против» строительства храма.



Когда храм был построен, стало совершенно очевидно, что это было просто необходимо для современной Москвы. Потому что сам масштаб огромного, величественного собора в центре города, рядом с Кремлем, свидетельствовал о мощном потенциале Церкви. Город вырос, Кремль окружили огромные здания, и, главное - прямо напротив храма - оказалась мрачная громада серого «Дома на набережной». Когда здесь зиял бассейн, этот ДОМ подавлял собой даже Московский Кремль, стоящий напротив - через реку.
Новый храм Христа Спасителя сразу поставил на место это серое здание, как бы посмотрел на него свысока.


Реконструкция академической живописи в интерьере храма Христа Спасителя вызывала наибольшее количество споров и возражений - а если уж оригиналы вызывали сомнения, то уж их воспроизведение современными художниками - тем более.
Живописные картины, созданные лучшими мастерами конца XIX в., занимают в интерьере храма главные плоскости стен. Все сюжеты в храме посвящены Евангельским темам. По сути - это точное следование церковной традиции в понимании людей культуры XIX в.



В куполе - Новозаветная Троица. Та самая, изображение которой было запрещено Стоглавым собором.



На документальном фото ниже - видно, каких усилий требовало воспроизведение этой академической живописи даже для такого признанного мастера, как Евгений Николаевич Максимов.
Характер Лика получился иной...



Но... опять же, все познается в сравнении.
Если реконструкторы росписей храма Христа Спасителя имели достаточно подробную фотофиксацию ОБРАЗЦОВ, созданных мастерами высочайшей Культуры, то дальше подобный источник уже не привлекался.
Через четверть века новые творцы эпохи Постмодерна занимаются только продажей своих навыков и умений работать в материале. Ни изобразительная культура , ни глубина Образов и смыслов - не являются обязательными ни для художника, ни для заказчика.

Продолжением истории строительства значимых объектов храмостроения стал новый храм Сретенского монастыря в Москве. Здесь светские реставраторы/градохранители оказались в недоумении от напора и натиска духовных лиц, желавших разрушить исторический ансамбль монастыря, чудом уцелевший в советский период в охранной зоне в центре Москвы...


Об этом объекте - подробнее здесь.

Архитектор, создавший этот шедевр постмодернистской эклектики, в 2019 году был передан с рук на руки военным и, совершенно  не рефлексируя, разразился новым шедевром храмостроительства.
Эту его работу не принято обсуждать вслух, но, следует все же иметь в виду, что...

Русским Православным храмом нового современного облика на внешнем контуре влияния РПЦ является без сомнения Свято-Троицкий собор Российского духовно-культурного центра в Париже (2014-16 гг.).

Архитектор этого храма - француз, о котором известно, что он "интересуется разными темами  с одинаковым любопытством: от самых невероятных до самых очевидных, от самых высококлассных до самых доступных, от самых маленьких до самых внушительных".
Русская православная тема для него равнозначна любой другой - от Бразилии до Южной Кореи, через Сенегал, Францию, Италию и проч. Поэтому обсуждать эту архитектуру бессмысленно.

Однако спасением Православной миссии в Париже стал великолепный иконостас, в который вложил все силы, здоровье и личные средства замечательный православный художник Александр Солдатов.
Это можно считать "утешительным призом" прошедшего тридцатилетия.


К сожалению Церковь не старается удержать свои знаки и символы как внешние признаки Православной культуры.
"Церковь и культура" - это название всего одной из 17-и секций ежегодных Международных образовательных чтений.
Культура в этом сочетании слов стоит отдельно от Церкви, также, как в названии секций "Церковь и молодежь", "Церковь и казачество", "Церковь и тюремное служение" и проч. Таким образом сама Церковь позиционирует себя сегодня вне культуры. С культурой она как-то взаимодействует, как с внешним атрибутом.

И если в программе прошедших за 30 лет Образовательных чтений темы Иконописи и церковного искусства занимали в секции "Церковь и культура" ведущее место, то в 2021 г. это место занято Духовной музыкой, спектаклями и колокольным звоном.
Иконопись упоминается вскользь - в контексте древлехранительства и Возрождения утраченных технологий.
Итак, подводя итог, приходится констатировать, что если в 90-е годы ХХ века духовенство и верные чада Русской Православной церкви были едины в понимании целей и задач церковного благоукрашения, то через 30 лет церковного строительства к большому сожалению многих православных соотечественников, Русская Православная церковь не имеет ни собственного курса, ни концепции развития в сфере церковного благоукрашения.
На ее внешний облик могут повлиять все, кто имеет возможности и рычаги воздействия.

И только личный энтузиазм православных людей, видимо, является "удерживающим" от полного хаоса в эпоху постмодерна.
Tags: История, арткритика, форма и стиль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments